#4. Ксения
Возраст: 20 лет
Диагноз: Нервное расстройство (поставлен в декабре 2018)
Три года назад, закончив школу, я переехала учиться в Берлин. Я была маленькая: у меня не было знакомых и я не умела их искать: сидела в своей съемной квартире и плакала. В это время я решила похудеть, что привело к анорексии. Это страшное состояние, которое меняет то, как ты думаешь.

Тогда я улетела на семестр в Дублин. Там было здорово. Я подружилась с соседками, впервые в жизни по-настоящему увлеклась учебой. В это время я почти ничего не ела. Когда я приехала на каникулы в Россию, родители уговорили начать есть. Это было непросто: я не понимала, сколько еды мне необходимо, а переев, впадала в истерику.

В это же время я встретила парня, с которым мы до сих пор вместе. Вернувшись в Германию, я нашла подработку, старалась выстроить отношения с едой. К осени 2017 я, кажется, достигла баланса: ходила в зал, нормально ела и обзавелась несколькими знакомыми. Я начала планировать время, вести записи, была уверена в себе. Но в какой-то момент начались панические атаки.
В первый раз я была в центре города: закружилась голова, стало безумно страшно. Я заставила себя добраться до дома. Тогда я жила у бабушки с дедушкой. Я не могла им рассказать, что случилось: у нас были неблизкие отношения. Такие атаки повторялись все чаще: я не понимала, что со мной происходит, хотелось исчезнуть. Я винила себя, мне казалось, что я ужасная.
Сначала звонила семье и парню в Москву, потом поняла, что слушать истерику совсем не просто, и пыталась справляться сама. На протяжении всей истории они меня очень поддерживали. Поддерживали, но не всегда понимали: мне кажется, такое сложно понять, если ты сам этого не испытывал. До того, как это произошло со мной, я сама считала психологические проблемы надуманными. Я понимала, что им сложно слушать мой крики и плач, и старалась меньше общаться. Друзьям старалась не рассказывать: некоторым сказала, когда уже начала принимать таблетки, и стало лучше.

Я не могла сосредоточиться, нормально учиться, перестала общаться с берлинскими знакомыми. Месяц перед поездкой в Москву на каникулы был самым сложным: я приезжала не туда, забывала вещи, снова не ела. В какой-то момент в Берлин приехала девушка, для которой я работала на удалёнке, разговор зашел про психические расстройства. Она рассказала мне, что такое случается у неё и случается у многих. Она объяснила, что к таким состояниям надо подходить, как к физическим болезням: когда ты не можешь писать, потому что у тебя болит рука, ты идешь к врачу и лечишь руку. Мне не стало легче, но теперь я была готова пойти на консультацию.

Мой папа считал, что у меня что-то не так с гормонами, и отправил к эндокринологу. В Берлине попасть к врачу у меня не получилось, поэтому я пошла к нему в Москве.
К тому моменту я плакала по 10 раз в день, у меня тряслись руки. Эндокринолог отправил к психотерапевту. Было не страшно. Я понимала, что мне нужно вылечится, потому что до первых панических атак у меня появились большие амбиции: я хотела найти хорошее место для стажировки, перейти на самообеспечение, научиться самой принимать решения.
Психотерапевт поговорил со мной, диагностировал нервное расстройство и решил назначить таблетки и психотерапию. Я не могла ходить на психотерапию: через 10 дней нужно было возвращаться в Берлин — писать финальные работы и сдавать экзамены. Мы договорились с врачом, что я уезжаю в Германию, если мне станет лучше к концу каникул. Я согласилась: не могла никуда ехать в том состоянии, в котором была. Мне правда стало лучше, и я уехала.

Жить на таблетках непросто: у них куча побочных эффектов: кружится голова, в начале я все время хотела спать, совсем не хочется заниматься сексом. Ещё у меня резко ухудшилось зрение. Я сдала экзамены и письменные работы кое-как, потому что на подготовку отводилось несколько месяцев, а я делала все за последние 2 недели, из которых 5 дней провалялась с инфекцией и температурой 39.

Сейчас я уехала на стажировку в Прагу. Мне нравится моя работа, могу строить планы на будущее и путешествовать, доверяю себе. За последний месяц ко мне приезжали парень, друзья и бабушка с братом. В какой-то момент я почувствовала себя совсем здоровой и перестала принимать лекарства: «зачем они мне?». Поначалу чувствовала себя намного лучше, но потом у меня начала болеть голова, и я стала плохо спать. Врач сказал, что я не долечилась. Через 3-4 месяца, если всё будет хорошо, можно будет постепенно сокращать дозу. Теперь снова снова привыкаю к таблеткам.